Интернет-издание «Социальный Калининград» функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Сегодня: 25.02.20  |  
+25 o Переменная облачность .
: ...
: ...
: ...
Погода в Калининграде
63,9490
69,7684
Tolles Diktat-2020»

mt_ignoreКалининградская область присоединилась ко Всероссийской акции «Tolles Diktat-2020», которая проходит с 20 по 26 февраля 2020 года

QR-код в действии

mt_ignore

Открыл, отсканировал, оплатил: особенности современного шоппинга

В честь юбилея

mt_ignore Праздничный концерт, посвящённый 100-летию Татарской республики, прошел в Калининградской области

Сретенский храм

mt_ignore

Архиепископ Калининградский и Балтийский Серафим освятил новый храм 

На молодежную занятость

Начался прием заявок для участия в грантовом конкурсе проектов, направленных на организацию позитивной занятости молодежи

На культуру и искусство

100 творческих проектов в области культуры и искусства могут получить поддержку в виде гранта Президента РФ

На ринге и вне его

mt_ignoreСлёт представителей всех региональных федераций и отделений Федерации бокса России впервые прошел в Калининграде.

Ценное признание господина Фурсенко

b_150_100_16777215_00_images_zagruzki_dlya-statej_uchebniki.jpgИсполняя роль министра образования и науки РФ, Андрей Фурсенко однажды изрёк: «Пороком системы советского образования было стремление создать человека-творца. Тогда как задача образования России – создать квалифицированного потребителя, способного пользоваться результатами труда других». С точки зрения логики, такое противопоставление не безупречно, поскольку умение творить не отменяет способности пользоваться плодами творчества других. Но это высказывание проясняет многое. И прежде всего, показывает, что собой представляет нынешний правящий класс России.

В. МорарАвтор: Владимир Морар, заслуженный учитель России, лауреат премии Президента РФ специально для «Социального Калининграда».

Странное название одной умной книги
  Советский Союз рухнул по вине «квалифицированных потребителей». Той «элиты», что во времена «хрущёвской оттепели» задекларировала  в Программе КПСС цель менее, чем за 20 лет, построить «коммунизм», то есть общество, где «каждому будет дано по потребностям». Этакий  рай в отдельно взятой стране. Хотя этих людей можно понять: столько пришлось перенести лишений и страданий тому поколению советских людей, что не терпелось  поскорее  улучшить их жизнь.  И страна бросилась догонять США, которые из войны с фашизмом вышли не разорёнными, как мы, а разбогатевшими. Но Россия не Америка, а Архангельск не Айова, поэтому сделать  кукурузу «царицей полей» не получилось даже у тех, кто искренне стремился претворить в жизнь решения очередного «исторического съезда» партии.  Как справедливо отметил замечательный философ А.С. Панарин, для таких стремящихся догнать «соревнование с лидерами прогресса, первыми освоившими и определившими его параметры, представляется изначально обречённым делом. Ибо как только  они обнаруживают себя способными учениками, создавая тем самым риск для западного авангарда, последний тут же меняет правила игры и снова оказывается в выигрыше».  

   Ложно выбранная цель, парадигма «догоняющего развития» определили  неизбежность поражения СССР в «холодной войне». Войне нового типа, где битва шла за души людей, за их сознание. Отставание в «соревновании двух  систем» породило разочарование, безверие,  отчуждение от собственной культуры как от отсталой культуры «совка». Так стала возможной «перестройка».

   Советский Союз действительно переживал кризис. Но это был кризис структурный.  Все проблемы были решаемы в рамках существующего строя.  Многие из тех, кто поддерживал Горбачёва, к этому и стремились. Они хотели улучшить существующий строй, чтобы от «казарменного»  перейти к «социализму с человеческим лицом». Развитие нынешнего Китая показало, что это вполне можно было тогда сделать и что социализм и рыночная экономика вовсе не антиподы. Но у «архитекторов и прорабов перестройки» замыслы были иные. Они целенаправленно структурный кризис превращали в системный. Именно они, используя всю мощь пропагандистской  машины КПСС, убеждали общество, что «иного не дано», как вернуться в «общеевропейский дом», приобщившись к «ценностям западной цивилизации». Так готовилась смена общественного строя.  «Перестройка» замышлялась прологом к этому. Она являлась спецоперацией по демонтажу той общности, что называлась «советским народом». Вот почему такой дискредитации подвергалось всё, что было связано с советским периодом истории. Удар расчётливо наносился по святыням нации (например, по восприятию подвига народа в Великой Отечественной войне), по институтам, являющимся основой любой государственности (аппарату управления, армии, милиции, школе), по экономическим основам советской системы.

  СССР  разрушили «квалифицированные потребители» во власти, мечтавшие жить так же, как живут хозяева «лучших домов Лондона и Парижа». Они сдавали страну стратегическому противнику за обещание, что будут допущены, в сословие «хозяев мира». Поэтому интересы глобального бизнеса для них оказались важнее, чем нужды населения России.  Вот почему Панарин так и назвал свою умную книгу «Народ без элиты».

  Именно «квалифицированные потребители» провели приватизацию по Чубайсу,  рассчитывая, что частная собственность позволит им сохранить собственное благополучие независимо от судьбы предназначенного на слом государства. Так окончательно они освобождали себя от всяких обязательств перед населением «этой страны». Проведённый в «перестройку» демонтаж народа, превращение его в лишённую скрепляющих начал массу, были необходимы для того, чтобы  тотальное разграбление страны не встретило сопротивления. Именно «прихватизаторы» устроили в октябре 1993 года кровавую бойню в центре Москвы, чтобы устранить последние препятствия на пути построения потребительского рая для избранных.

   В результате «перестройки» и ельцинских «реформ» в России была проведена деиндустриализация, ввергнувшая в бедность основную массу населения, а у власти оказался класс, которому выгодно положение страны в качестве сырьевого придатка Запада, поскольку благополучие этих людей связано с распродажей невосполнимых ресурсов. Россия для них – всего лишь территория «бизнеса», поскольку свою судьбу они давно связали с фешенебельными странами, где живут их семьи и где на счетах в банках размещено «нажитое непосильным трудом».  Не зря известный экономист Михаил Делягин называет их «правящей тусовкой». А профессор МГИМО В.Ю. Катасонов  наших доморощенных «олигархов» и коррумпированных чиновников, спешащих спрятать наворованное в офшорах, именует  клептоманами.  

   Такие «квалифицированные потребители» объективно не заинтересованы в каком-либо развитии страны, поскольку оно неизбежно потребует появления у власти подлинной элиты – людей, способных  понимать вызовы времени и защищать национальные интересы. Тех, для кого судьба России – их судьба. Развитие неизбежно потребует появления человека-творца.  Высказывание Фурсенко – это проявление страха «правящей тусовки» перед такой перспективой, это их мечта о сохранении своего владычества,  а значит, и участи России в качестве периферии капиталистического мира.

«Феномен Путина»
   Объяснение ему даёт А.С. Панарин: «Более половины национальной собственности было приватизировано офицерским корпусом бывшего КГБ… Следовательно, и верховная власть должна быть представлена, списочно и поимённо, ими же». Так  власть оказалась в руках Путина и так называемых  «силовиков». При Ельцине на международной арене Россию представляли «либералы», то есть более или менее последовательные сторонники глобального открытого общества. «Силовики» тоже уверены в необходимости вхождения в «мировой рынок» и построения «конкурентноспособной  экономики» с помощью привлечения зарубежных инвестиций. Но есть между ними и отличия. Путин, как глава государства, вынужден обеспечивать компромисс интересов различных властвующих кланов,  поддерживать баланс сил между «либералами» и «силовиками».  Этим объясняется особенность его политики.

  Во многом он продолжил «линию Ельцина».  «Монетизация льгот» – это продолжение гайдаровской политики  отказа государства от обязательств перед населением страны. Введение подушевого финансирования в образовании и здравоохранении при нищенском финансировании их – отказ от идеи социального государства (хотя в конституции РФ это определение  по-прежнему декларируется). Вступление в ВТО на кабальных условиях – доказательство того, что интересы клептоманов для нынешней власти превыше всего. Не случайно сегодня весь финансово-экономический блок в правительстве РФ, а также Центральный Банк  в руках «либералов». Но вместе с тем при Путине были предприняты шаги по укреплению государственной власти, о патриотизме заговорили даже те, кто совсем недавно называл его «последним прибежищем негодяев».  Случилось это по нескольким причинам.

   При Ельцине государство служило орудием распределения общенародной собственности среди «своих». «Управляемый хаос» был наиболее подходящим условием для этого. При Путине, когда в основном всё было уже поделено, главной задачей государства стало сохранение «прихватизированного». И понадобилась «стабильность». Она оказалась желанной для всего общества. Для тех, кому «эпоха большого хапка» принесла выгоду, важно  сохранить своё господство.  Для населения, замордованного выживанием в  «лихие 90-е», она означает надежду на сносное существование. 

  Кроме того, «правящая тусовка» вынуждена была усвоить несколько уроков, преподанных ей «западными партнёрами». Устами Бжезинского нашей «элите» без церемоний было указано, что в обожаемом ею «европейском доме» она всего лишь прислуга, которую дальше прихожей пускать не принято. А концепция глобального открытого общества предполагает, что приватизация по Чубайсу – это всего лишь первый этап изъятия собственности, потому что дальше она должна быть передана хозяевам однополярного мира, и прежде всего победившей в «холодной войне»  сверхдержаве. События вокруг офшорной зоны на Кипре в 2013 году показали, что российским клептоманам уготована роль «лохов последней инстанции», то есть тех, кто покроет все убытки участников глобальной финансовой пирамиды, хитроумно выстроенной западной олигархией. А судьбы Милошевича и Каддафи наглядно продемонстрировали, что бывает с лидерами, не опирающимися на мощь своего государства. Пришлось  «элите» РФ снова вспомнить о народе «этой страны» и хоть что-то делать для него. Сегодня социальный компромисс в России обеспечивается подачками, которыми «правящая тусовка» одаривает население. Высокие цены на энергоносители позволяют поддерживать такую «стабильность».

   Фурсенко, по сути дела, сформулировал социальный заказ правящего класса школе. Воспитание поколений «квалифицированных потребителей», озабоченных только личным благополучием, призвано заблокировать осознание вопиющей несправедливости нынешнего общества иллюзией, что возможность стать «успешным» зависит исключительно от самого человека и от удачи. Поэтому и школе было велено воспитывать конкурентноспособную личность, побеждающую всех соперников в борьбе за своё «место под солнцем» в обществе, где «человек человеку – волк». Его высказывание – это желание заставить народ России принять такое общество за норму  бытия и лишить духовной основы сопротивления. 

    Можно по-разному относиться к Октябрьской революции 1917 года, но несомненно, что она не была случайной. Она была призвана разрешить противоречия, перед которыми оказался бессилен царский режим. Это вопиющая социальная несправедливость, имущественное неравенство, ставшее пропастью между богатыми и бедными. И это стремление играть роль мировой державы при сохранении сырьевой ориентированности экономики. Те же проблемы стоят и перед нынешней властью. Однако высказывание Фурсенко показывает, что она и не помышляет решать эти противоречия. Что делает нынешнее государственное устройство России весьма хрупким.

   С точки зрения тех, кто связывает свою судьбу с судьбой России, нынешний режим антинароден и антинационален. По меткой характеристике известного историка  А.И. Фурсова, это «социально несправедливый, открыто эксплуататорский строй, заквашенный на криминалитете и испечённый по заокеанским рецептам».  Даже такие «путинисты»,  как  Н. Стариков и          А. Проханов, являются сторонниками нынешнего президента, потому что надеются, что он сумеет изменить курс, преодолеет наследие «ельцинизма» и обеспечит развитие страны. Внедряемый ныне «патриотизм» тоже весьма специфичен: прежде всего он предполагает преданность государству, в конечном счёте – существующей власти. Поэтому  так  легко сочетается с подавлением самосознания русских, с воплями о «русском фашизме», с подлой кампанией по десталинизации сознания. Так же, как возвращение к традициям национальной духовности через православие  нередко трактуется как отказ от любой формы социального протеста, поскольку «любая власть от Бога». 

  С точки зрения «либералов»,  курс Путина – возвращение к «совку», к временам советской империи, возвращение от демократии во времена тоталитаризма. Что ярко проявилось в их реакции на события в Крыму.  Путин никогда уже не станет для них «своим», так как заставил их  проститься с некоторыми  иллюзиями, заставил снова почувствовать зависимость от государства. И вряд ли они забудут его слова о крушении СССР как  о «геополитической катастрофе». Проводя приватизацию в свою пользу, они мечтали сделать так же, как на Западе. Не зря Борис Березовский в 90-е годы хвастал:  «Капитал нанимает власть».  Но в России всегда было наоборот: обладание властью – необходимое условие для распоряжения собственностью. Доморощенные «либералы» также мечтали и о двухпартийной системе, такой же, как в «цивилизованных странах». Однако нынешняя избирательная система такую возможность исключает.

  Причина этого в том, что в России никогда не было частной собственности западного типа. Поэтому, как отмечают историки, и феодализм, и капитализм у нас «развивались не вглубь, а вширь». Не привела к появлению такой собственности и чубайсовская приватизация. «Командные высоты» в экономике нынешняя «вертикаль власти» обеспечивает себе тем, что  крупная собственность в нынешней России (типа «Газпрома»)  является, по существу своему, коллективной собственностью всего правящего класса.  «Олигархи» –  лишь уполномоченные по управлению ею. «Случай Ходорковского» наглядно продемонстрировал, что бывает с теми, кто возомнил, что вправе распоряжаться такой собственностью, считая её своей. Судьба Абрамовича, напротив, показывает, что он принял правила поведения, продиктованные путинской «вертикалью власти».

   Особенности института собственности в РФ определяют и особенности её политической системы. Поэтому и система выборов выстроена так, чтобы партия всего правящего класса (сегодня это «Единая Россия») гарантированно оставалась у власти. Двухпартийная система  эффективна, если в обществе достигнуто согласие  по базовым ценностям.  Порочность проведённой в России приватизации пока исключает это. Поэтому правящий класс и должен на выборах выступать как сплочённая сила. В рядах «оппозиции», и без того весьма «пёстрой», напротив, культивируется разрозненность.  Демократические процедуры в этих условиях  –  лишь технологии, обеспечивающие нужный результат. Основой победы является внушаемое электорату убеждение, что альтернативы ни Путину, ни его партии просто нет. В условиях, когда «народ безмолвствует», это срабатывает.

  Принадлежность к «партии власти» способствует личному преуспеванию. Именно этот фактор является основой «партийной дисциплины». Оборотной стороной её является обезличивание: все вместе члены такой организации – сила, каждый в отдельности  – легко заменяемый винтик. История с Юрием Лужковым – «лучшим мэром страны» –  подтверждение этому. Но при такой системе и находящийся на самой вершине власти вовсе не воспринимается как незаменимый. Потеря власти для него чревата непредсказуемыми последствиями.  Он силён поддержкой своего клана. Но взамен и члены клана должны иметь гарантии своей защищённости. Сюзерен обязан платить вассалам за лояльность ему. Вот почему  Анатолий Сердюков не только избежал наказания, но и был пристроен на «тёпленькое местечко». То же самое произошло и с Фурсенко после того, как он перестал  быть министром образования.

Логика  намерений и логика обстоятельств
  О них любил рассуждать Сталин, понимая, как часто они вступают в противоречие друг с другом. Высказывание Фурсенко – выражение логики намерений.  Но логика обстоятельств диктует другое. Время, когда страна беспечно проматывала советское наследство, закончилось. Об этом авариями напоминают изношенные до последней степени системы жизнеобеспечения, ветхое жильё и заросшие бурьяном сельхозугодья. Достойная жизнь миллионов людей в России, само выживание их требуют, чтобы в стране реально начала осуществляться стратегия созидания. А она невозможна без напряжённого труда и творчества. «Квалифицированные потребители» во власти вообще не способны мыслить стратегически. Озабоченные только личным благополучием и сиюминутной выгодой, разбазаривая невосполнимые ресурсы, они губят жизнь будущих поколений. Они  порождают систему, лишённую внутренних стимулов к долгосрочному развитию. Им необходимы внешние импульсы, подобные Олимпиаде или чемпионату мира по футболу. Таким фактором может служить и внешняя угроза. Но она должна ясно осознаваться.

   В одном из последних интервью  Александр Зиновьев так определил смысл нашей эпохи: «Объединившись в сверхобщество, западные страны, во главе с Соединёнными Штатами, ведут  войну за покорение всей планеты… Это агрессия против всего остального человечества!» С крушением СССР фаза «холодной войны» перешла в  фазу войны «горячей». События в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии, а теперь ещё и Украине – тому доказательство. Он назвал это «перманентной мировой войной», так как она – не единовременная акция, а процесс, который «может растянуться на пять, десять и более лет». Причём по мысли некоторых западных стратегов России уготована роль плацдарма и непосредственного исполнителя военных операций в будущей войне против «азиатского коммунизма». Вот свидетельство Зиновьева: «Один крупный советолог перед моим возвращением на Родину сказал мне об этом так: «Нам (то есть США и НАТО) война против Китая обойдётся в 30 или 50 миллионов русских».

  А, вообще-то, место России в современном мире западная элита чётко определила ещё устами Маргарет Тэтчер, которая подсчитала, что «экономически обоснованной» численностью населения нашей страны является 15 миллионов человек. Ровно столько, сколько необходимо для «экономики трубы». Высказывание Фурсенко – согласие с такой перспективой. Введённое при нём подушевое финансирование, а также приравнивание образования к услуге обозначают незаинтересованность нынешнего государства в том, чтобы качественное образование было доступно всем. Результат такой политики – деградация, то есть снижение умственного, морального, творческого уровня страны. А это, в свою очередь, надёжно блокирует возможность перехода к стратегии развития.

   И дело не в какой-то патологической кровожадности западных элит. Ими тоже движет некая «логика обстоятельств», диктуемая намерением сохранить своё доминирование в мире. Только оно гарантирует сохранение высокого уровня жизни для стран «золотого миллиарда». Остальным наша планета такого обеспечить не может. Остальные – лишние «на этом празднике жизни». Их роль – быть обслугой избранных. Но столько обслуги не требуется.  Поэтому и воплощаются  планы по сокращению населения Земли, и целым континентам предписано прозябание в нищете. Капитализм, как общественный строй, не способен разрешить свои противоречия: по-прежнему процветание одних обеспечивается за счёт угнетения других. Только теперь это приняло планетарные масштабы.

    Фурсенко и его команда не раз заявляли, что ориентируются на опыт «передовых стран». Например, когда внедряли ЕГЭ или заявляли об «избыточном количестве учителей» в нашей стране. Идея воспитания «квалифицированного потребителя» тоже заимствована.  Но попытки осуществить её в России несостоятельны. Дело в том, что у нас, по сравнению с Западом, всегда производился небольшой общественный продукт. Поэтому потребление «по европейским стандартам» одних у нас неизбежно обрекает на нищету и вымирание других.  Для России вопрос жёсткого контроля  потребления «верхов» –  вопрос её существования.

   Советский строй потребление «верхов» всегда ставил под контроль. При Сталине – под  жёсткий, при Брежневе –  весьма щадящий. Тем не менее, кое-кому и это мешало. К тому же коммунистическая мораль стесняла аппетиты властвующих. Такие «квалифицированные потребители» тоже мечтали о потребительском рае. Но только уже не для всего населения страны, а для избранных. Прежде всего, конечно, для себя любимых. Чтобы освободить себя от опеки государства и от обязанностей перед населением «этой страны», они и провели приватизацию по Чубайсу. То есть та собственность, которая раньше приносила доход всему обществу, стала приносить доход только им. Вот тогда и появилась у них возможность покупать яхты да иностранные  спортивные клубы. И не обращать внимания на нищенские пенсии и зарплаты. Поэтому контроль за потреблением «верхов»  – важнейшее условие преодоления порочности приватизации по Чубайсу, путь к социальному миру.  А социальная справедливость – необходимое условие для развития страны.

   Эпоха созидания потребует гигантской и самоотверженной работы по сборке новой российской общности взамен той, что называли «советским народом». Но для этого в обществе необходимо согласие  по базовым ценностям. Идеал «квалифицированного потребителя» такую роль сыграть не может.  Хотя бы потому, что в условиях вопиющего социального неравенства и бедности большинства населения,  будет несопоставим уровень потребления разных слоёв.  Созидание новой общности требует и восстановления порванной в «перестройку»  связи времён. В Великой Отечественной войне мы победили ещё и потому, что сумели это сделать. Начиная с середины 30-х годов, в обществе целенаправленно воспитывался «советский патриотизм»: советский период стал восприниматься как неотъемлемая часть многовековой истории России. Однако высказывание Фурсенко построено на противопоставлении советского периода и нынешнего времени, то есть продолжает  «традиции» горбачёвской «катастройки».

  Но высказанный им социальный заказ школе от имени «правящей тусовки» противоречит и многовековым духовным традициям России. Такая «пищеварительная философия» (Ф.М. Достоевский) всегда воспринималась на Руси как недостойная человека. Ибо он «создан по образу и подобию Божьему». Поэтому и Пушкин не воспринял распространившийся на Западе в эпоху Просвещения взгляд на человека как на «разумное животное», для которого удовлетворение его потребностей – цель жизни. Вот почему  такой «квалифицированный потребитель», как Онегин, после нескольких лет погони за наслаждениями впал в хандру от осознания бессмысленности своего существования.  И в 20 веке, вовсе не религиозный Чехов, не принимал столь одномерного представления о человеческом счастье. Один из персонажей  «Невесты» укорял главную героиню этого рассказа: «Как нечиста, как безнравственна эта ваша праздная жизнь. Поймите же, ведь если, например, вы и ваша мать, и ваша бабулька ничего не делаете, то, значит, за вас работает кто-то другой, вы заедаете чью-то чужую жизнь, а разве это чисто, не грязно?» 

   Высказывание Фурсенко показывает, что «правящая тусовка» и сегодня продолжает начатую во времена «перестройки» работу по переделке нашего сознания на западный манер, предпринимает попытки изменить ментальность русского народа. Но сказанные в 2007 году, эти слова – невольное признание, что такие желания не сбылись. И это очень важно, потому что ядром новой российской общности по-прежнему будут именно русские. Высказывание Фурсенко показывает, насколько иллюзорно сознание нашей «элиты». Непонимание России у неё сочетается с непониманием Запада. Там  массовое образование может ставить задачу воспитывать «квалифицированного потребителя», потому что социальный компромисс обеспечивается высоким качеством жизни населения. Но и в этих странах элиту воспитывают с другим мировосприятием. Ведь современное понятие «качество жизни» вовсе не сводится к «квалифицированному потреблению». Оно ближе  нашему: «Не хлебом единым жив человек». Достаточно взглянуть на знаменитую «пирамиду Маслоу», чтобы убедиться в том, что элита Запада хорошо понимает, что  удовлетворение потребностей – всего лишь необходимый фундамент для освоения ценностей, материальное – основа для духовной жизни. Поэтому она и переиграла номенклатуру КПСС, «квалифицированных потребителей» во власти. Для того и необходима стратегия развития нашей страны, чтобы мысли о хлебе насущном не определяли  содержание жизни человека. Точно суть нашей духовной традиции выразила поэтесса, у которой «душа родилась крылатой», Марина Цветаева: «Два на миру у меня врага: голод голодных и сытость сытых». 

Послесловие
Коммунистические иллюзии Хрущёва и его окружения дорого обошлись СССР. Иллюзорное сознание нынешних «квалифицированных потребителей» во власти может дорого обойтись России. Но у неё, по словам Ф.И. Тютчева, всегда был один верный заступник: История. То есть логика обстоятельств, которая определяла логику намерений. Будем надеяться,что и на этот раз получится так же. Но пока Андрей Александрович Фурсенко, уже в должности помощника президента, по-прежнему занимается вопросами образования и науки.

                                                                                                                 
         Мнение авторов не всегда совпадает с мнением редакции информационно-аналитического издания «Социальный Калининград»

 

mt_ignore

В честь юбилея

19 февраля в Калининграде пройдет праздничный концерт, посвящённый 100-летию Татарской республики.

Книговорот добра

14 февраля в Калининграде пройдет фестиваль литературы и подведение итогов акции «Дарите книги с любовью»

В Татьянин день

25 января все Татьяны и студенты любых отделений смогут посетить бесплатно Музей янтаря 

Практикум для общественников

24 января в Калининграде пройдет практикум Медиашколы НКО

Услышать и помочь

21 и 22 января в Калининграде пройдет семинар по профилактике наркомании и алкоголизма

В первый класс

С 25 января можно подать заявление о зачислении ребёнка в первый класс c помощью портала Госуслуг